Содружество психологов Либерта 8 916 626 99 94, 8 910 471 49 22

Нет способа не быть не тем кто ты есть, и где. [Иккю]

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Кристина Щурова
Некоторые мифы о психодраме
В этой статье мне хотелось бы поделиться некоторыми наблюдения­ми и размышлениями, связанными с теми или иными представлениями о психодраме среди людей, впервые столкнувшимися с этим методом, а также пришедшими на группу, как говорится, «с улицы» и получающи­ми этот новый для себя опыт. Представления эти я условно назвала «ми­фами», подразумевая наличие в них мифологизированной правды. Я по­пытаюсь ответить на наиболее распространенные сомнения, озвученные потенциальными и реальными участниками психодраматических групп.

1. «Психология и психодрама — из числа новомодных западных штучек, чуждых нам»
За последние годы жителям России пришлось познакомиться со мно­гими диковинными понятиями и явлениями, которые уже давно являются привычными на Западе. Правда, не все нововведения россияне восприняли с энтузиазмом. Понятно: нас десятилетиями приучали видеть вокруг всего западного ореол враждебности. Пришла к нам и многообразная, представ­ляющая разные направления практическая психология и психотерапия (психодрама, гештальт-терапия, арт-терапия, эриксоновский гипноз). И, увы, попала в разряд тех «западных модных штучек», к которым русские относятся с недоверием. Несмотря на широкий выбор психологической ли­тературы в магазинах, для многих соотечественников любое упоминание о психотерапии ассоциируется скорее с кинотриллерами о психологах — «Молчание ягнят» или «Основной инстинкт» — и зачастую сопровожда­ется скептическим отношением, как к чужому, не близкому для нас.
Между тем в начале XX века психология в России развивалась очень успешно. Имена таких ученых, как Выготский, Рубинштейн вызывают большое уважение во всем мире и сегодня. Они стоят в одном ряду с именами выдающихся западных психологов. Но затем последовал ста­линский запрет на теоретические и практические исследования по пси­хологии. Российские разработки в этой области надолго затормозились. Из-за «железного занавеса» зарубежная информация тоже почти не про­сачивалась. Фрейда в России можно было читать лишь тайно, в распечатках, и люди не имели возможностей узнавать о достижениях психо­логии, которая быстро распространялась во всем мире.
В то же время психодрама — одно из старейших направлений психо­терапии, первый метод психотерапевтической работы в группе. По иро­нии судьбы основатель психодрамы Якоб Леви Морено еще в первой чет­верти XX века подумывал об эмиграции в Россию и видел здесь благо­датную почву для психодраматической теории и практики. Однако пси­ходрама появилась у нас лишь в начале 90-х годов XX века.
Таким образом, в отличие от всего мира нас, скажем так, незаслу­женно обделили на долгое время. К счастью, после падения «железного занавеса» россияне получили возможность участвовать в психодраме под руководством западных мастеров-терапевтов, а теперь уже и в качестве ведущих групп, ориентированных на помощь российским людям. И се­годня психодрама активно развивается в нашей стране, приобрела свое российское «лицо» и пропиталась особенностями страны, которая сла­вится за границей легендами о загадочной и глубокой русской душе, где театр — одна из основ психодраматического метода — был изначально одним из самых любимых направлений искусства.

2. «Психодрама — очередная секта, пудрящая мозги и уводящая от реальности»
Правда в том, что сегодня нас атакует масса псевдорелигиозных сект и различных Учителей. Они собирают вокруг себя слушателей — людей, которым трудно сориентироваться, у кого и зачем просить помощи. А затем уводят теперь уже сектантов от реальности, из семей, из общества.
Психологам, часто приходится помогать близкому окружению ушед­ших в секту, брошенным детям, страдающим родителям и реабилитиро­вать самих бывших сектантов. Пострадавшим не просто обратиться к нам за помощью. Они опасаются нового подвоха, очередной секты под другой вывеской. Но и те, кого вовсе минула чаша сия, нередко относят психодраму к разряду лжеучений. Их смущают и беспокоят схожие при­знаки — группа из нескольких объединившихся человек, условие нераз­глашения происходящего внутри, сильные эмоциональные переживания в процессе групповой работы.
На самом деле цель психодрамы в том, чтобы на группах люди реша­ли свои жизненные проблемы и несли затем результаты в реальность, а не отдалялись от нее. На группах участники приобретают уверенность и умение лучше понимать других, находить с ними общий язык. Как ре­зультат: адаптация к окружающей среде, нормальное продвижение в карь­ере и глубокое личностное развитие.
Кроме того, секта объединяет людей под идею и заставляет бездум­но ей служить. А участники психодраматической группы в результате работы берут на себя ответственность за собственные поступки, и остав­ляют за собой свободный моральный, в том числе и религиозный выбор.

3. «Не могли бы вы снять с меня порчу»
Этот миф специфичен не только для психодрамы, но и для психоте­рапии в целом. Речь идет о мнимой параллели с гадалками, колдунами, целителями и их объявлениями о снятии порчи и сглаза в желтой прессе. Недоверие укрепляет и то, что информацию об услугах психолога люди часто видят рядом с рекламками способов похудания, лечения от запоев за час и прочим. При этом психотерапия предлагает во многом те же ре­зультаты: избавления от зависимостей, излечения от психосоматических заболеваний, коррекцию веса, решение жизненных проблем. Действи­тельно трудно разобраться, кто предлагает реальную основанную на на­учной базе помощь, а кто занимается шарлатанством.
К сожалению, жесткие нормы сертификации психологов в России еще окончательно не устоялись. Порой это дает возможность мошенникам обманывать клиентов. Они представляются психологами, но при этом не обладают достаточным профессионализмом для оказания квалифициро­ванной помощи. Единожды обжегшись на таком «специалисте», клиент не доверяет больше никому из психологов.
Избежать подобных ситуаций можно, лишь активно просвещая на­селение. Но функция эта сейчас в основном лежит на плечах самих пси­хологов. Это сложная задача, поскольку непросвещенному трудно с ходу оценить, что есть халтура, а что — качественная работа.
Тому, кто обращается к нам, рекомендуем быть бдительными и пом­нить, что практикующий психолог должен иметь как минимум высшее образование, сертификат и вряд ли посулит чудеса за один час. В отли­чие от всех обещаний помощи извне психотерапия обращается к внут­ренним ресурсам личности и задействует их, что в дальнейшем помога­ет человеку самостоятельно решать проблемы и брать ответственность за свои поступки.

4. «Что за странное слово?»
Сочетание слов «психо» и «драма» с одной стороны часто ассоции­руется с психотравмой, а с другой стороны — с интерпретацией слова «Драма», как «трагедия», «беда».
На самом деле термин «психодрама» относится к театральным, и в нашем случае имеет смысл «театрального действа», совсем необязательно трагичного. Сам Морено считал себя тем, кто ввел в психотерапию улыбку и смех, а не только глубокие переживания и слезы (без которых, правда, в психодраме тоже не обходится). Одной из основных задач пси­ходрамы является расширение ролевого репертуара человека, его разви­тия и совершенствования. Морено утверждал, что человек состоит из ролей, и оттого насколько широко развит ролевой репертуар, зависит мно­гогранность, привлекательность и здоровье личности.

5. «Психодрама — это что-то заумное»
Это представление о психодраме, как о чем-то сложном и непонят­ном, опять-таки связано с «мудреным» названием метода.
Психология, как и философия часто ассоциируются со сложностями, простому человеку непонятными. Размышления о неведомых высших материях — удел представителей элиты. А то, что психотерапия — услу­га недешевая, этот миф только подкрепляет. Дескать, Майкл Джексон, конечно, может позволить себе личного психотерапевта, а простому че­ловеку это баловство не нужно.
Хотелось бы отметить, что, основываясь на действительно непростой для мгновенного восприятия теории психодрамы, родился метод в резуль­тате наблюдения Морено за игрой детей в Венском парке. И как практика близка и понятно любому, кто когда-то был ребенком, вне зависимости от социального статуса и материального положения на сегодняшний день.
Чем еще интересны группы — на них встречаются разные люди, из разных слоев. У них находятся общие темы, они обогащают друг друга. После психотерапевтической работы у них резко улучшается обстановка в семье, их отношение к работе (или появляется желание найти более интересную). Жизнь наполняется новым смыслом и разнообразием.

6. «Я — не псих!»
На протяжении многих лет советская психотерапия являлась, преж­де всего, медицинской дисциплиной. Да и сейчас происходит путаница между психотерапией в советском понимании — то есть основанной на медикаментозном лечении и психотерапии в западном смысле, которая базируется в первую очередь на психологии.
Приставка «психо» для советских людей имела сильную негативную окраску. Психиатрические клиники ассоциировались с опасностью, с при­станищем неизлечимо больных. Страх сумасшествия и психической не­полноценности очень силен и в постсоветском обществе. Обращение к психологу для многих равнозначно признанию себя психически нездо­ровым.
Однако психодрама, как и многие другие направления психотерапии в западном понимании отнюдь не ориентируется на людей с психически­ми отклонениями, а проповедует психологическое здоровье. Это скорее философия жизни, чем лечение от психической болезни и поэтому ори­ентирована на всех.
Тем не менее, психодрама применяется и в клиниках и оказывается весьма эффективной, хотя результаты, которые реально достигаются лишь словом и действием вызывают скептическое отношение среди привер­женцев ортодоксальной медицины. Опровергнуть это могут лишь те лю­ди, которые получили помощь и вылечились благодаря психодраме. А это — лучшее доказательство.

7. «Я сам во всем разберусь»
В нашем обществе принято позиционировать себя как сильного человека. Обращение за помощью приравнивается к признанию в собст­венной несостоятельности. В нашей культуре просьба о помощи не одоб­ряется, однако практика показывает, что именно умение и способность обратиться за помощью это показатель силы. Мы живем не в одиночест­ве, и это предполагает взаимоподдержку, взаимопомощь. И за страхом слабости стоит скорее гордыня, которая в результате ведет к личностно­му застою, невротизации, к страданию самой личности и окружающих людей или неуверенность в себе. Особенно тяжело обратиться за помо­щью в группу, как бы усиливает ощущение и страх беспомощности тот факт, что свидетелями станут многие люди.
Психодрама как групповой метод не только дает человеку положи­тельный опыт обращения за помощью и получения ее от других людей, но и позволяет выйти за рамки привычных стереотипов, быть разным. Оскар Уайльд писал, что «Лишь поверхностные люди знают себя». Ины­ми словами настоящая сила и мудрость в том, чтобы стремиться к разви­тию самого себя.

8. «Скажите, доктор...»
Часто к ведущему психодраматической группы обращаются за сове­том, как к истине в последней инстанции. Такое ощущение, что психоло­гическое образование уже само по себе дает жизненную мудрость гуру. Этот миф подкрепляется и СМИ: в теле- и радиопередачах мы то и дело слышим — «А что на это нам скажет психолог, что нам посоветует?» Некоторые психологи зачастую готовы поддерживать этот миф, посколь­ку такое отношение просто по-человечески лестно.
В психодраматическом методе ведущий группы рассматривается ско­рее, как проводник, который помогает человеку самому найти свой соб­ственный путь. При этом в реальной жизни он сам сталкивается с разны­ми ситуациями. И в поисках правильных решений периодически обра­щается за психологической помощью к коллегам. Одновременно пыта­ясь следовать основным принципам психодрамы, предлагая это путь и своим клиентам, оставляя им право выбора своей дороги.

9. «Мне бы лучше один на один»
Те, кто уже готов обратиться к психотерапевту чаще склоняются к выбору индивидуальной терапии, основываясь на том, что в доверитель­ной беседе тет-а-тет психотерапевт уделяя все время только ему одному, поможет ему лучше, нежели, распределяя опеку на всю группу.
Практика работы как в режиме индивидуальной, так и в режиме груп­повой психотерапии показывает, что плюсы есть у обоих подходов. Груп­повая терапия дает намного больше в плане общения с людьми, расши­рения своего кругозора, понимания других, нахождения своего места и ролей в социуме. Несмотря на то, что внимание ведущего не приковано постоянно к одному человеку, клиент получает дополнительный тера­певтический эффект от самого нахождения в группе. Кроме того, груп­повая работа обладает некоторыми возможностями, недостижимыми при индивидуальном приеме.

10. «Мне так не сыграть»
При выборе вида психотерапии для себя иногда люди пугаются пси­ходрамы, как якобы требующую актерского мастерства деятельность.
Нет, психодрама вовсе не требует виртуозности игры. И проигрыва­ние ролей несколько отличается от ролей в классическом театре. Здесь важ­но не представить роль публике, а почувствовать ее, прожить изнутри и наиболее важным является внутренний компонент, а не мастерство пред­ставления. Роли здесь жизненные. Они знакомы и близки каждому. Их про­живание дает возможность увидеть и познать себя, свои особенности, свои истинные желания. Хотя, как показывает практика, со временем члены психодраматической группы действительно лучше справляются с роля­ми, что связано с обретением большей уверенности и личностным рос­том. И новички удивленно спрашивают: «Вы что, все здесь актеры?»

11. «А ведь я теперь зависим от группы»
Те, кто уже находится в психотерапии и давно посещает группу, в какой-то момент чувствует очень большую важность группы для себя и в своей жизни. Пугается, что без группы ему, пожалуй, больше и не спра­виться со своими проблемами.
Группа как живой организм проживает несколько этапов своего раз­вития и на определенный момент становится для ее участников действи­тельно чем-то очень важным, как семья, как дом, как любимое место, где тебя понимают и принимают. Но на этом этапе психодраматисту очень важно помочь членам группы перенести положительный опыт группо­вого взаимодействия в реальную жизнь. Навыки решения проблем и но­вые роли — все это может дополнить жизнь человека вне группы. По­степенно он — как взрослеющий ребенок от мамы — отделяется, а затем и вовсе уходит, оставив при себе весь полученный опыт.

 

Сайты Лиги Независимых Тренеров

Лига Независимых Тренеров

Основной сайт Лиги Независимых Тренеров, где можно узнать состав членов Лиги, почитать Устав и при желании вступить в Лигу.


Team-театр Лиги Независимых Тренеров

Сайт о корпоративных мероприятиях, проводимых членами Лиги Независимых Тренеров


Бизнес-тренинг центр "Навигатор"

Сайт о бизнес-тренингах, обучающих программах для тренеров и психологов, проводимых членами Лиги Независимых Тренеров

Облако тэгов



Рекомендации

0


Случайные фото

pd1b.jpg

Клиентские группы

Новый проект ЛНТ

"Клуб профессионалов"

Мы приглашаем на наши клубные встречи психологов, психотерапевтов, бизнес-тренеров, коучей и тех, кто интересуется психологией и ее применением в разных областях деятельности.

Клубные встречи проходят по четвергам

Ближайшая встреча состоится 6 декабря 2012

с 19:00 до 22:00

Стоимость: 500 рублей

Тема: "Наше тело - наше дело"

Специалисты по телесно-ориентированной терапии: Александр Фомин, Мария Генрихс,Налетова Александра

Регистрация по телефону: 8(910)4714922


Клиентская группа

Ведущий: Лысенкова Лидия Андреевна

Записаться в группу

Будний день с 19:00 до 22:00 или выходные с 13:00 до 17:00

Стоимость: 1000 рублей за 1 занятие

Новости группы читайте на странице группы